Расскажите о своих близких, переживших годы Великой Отечественной войны
«Мы готовили собак для подрыва фашистских танков»

«Мы готовили собак для подрыва фашистских танков»

Жительнице Воронежа Антонине Митрофановне Стредининой в этом году исполнится 91 год. Бывшая учительница сегодня живёт в большом доме в Масловке. Четверо детей и девять внуков хорошо знакомы с рассказами Антонины Митрофановны про войну. Свои воспоминания она не только передала родственникам, но и записала от руки в толстую тетрадку.

Рассказать женщине действительно есть о чём. Ей довелось и в отряде, готовившем собак-подрывников служить, и на Западной Украине, где зверствовали бандеровцы, побывать, и по Европе пешком пройтись.

Под командованием Черняховского

Школьный выпускной бал у 17-летней советской десятиклассницы Антонины Стредининой пришёлся на 21 июня 1941 года. В тот летний вечер она кружилась в последнем школьном вальсе, а наутро, как и другие воронежцы, услышала из громкоговорителя страшные слова о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз.

Вместе с друзьями девушка сразу же отправилась в военкомат, чтобы записаться добровольцем на фронт. Антонина жаждала поскорее попасть на войну, и даже собрала походный рюкзак. Но ему суждено было пролежать на стуле целый год, потому что девушку призвали в армию только в 1942 году, когда она достигла совершеннолетия. Как позже узнала Антонина, её кандидатуру рассматривали офицеры военно-морского флота, набиравшие добровольцев. Но, увидев, что девушка маленькая и худенькая, отказались брать её на службу. Так Антонина стала писарем в штабе 27 Отдельного батальона собак-миноискателей и истребителей танков, который относился к 60-й армии Воронежского фронта под командованием генерал-майора Ивана Черняховского.

Знакомые собаки

Ещё до войны, в 1939 году, Антонина побывала в Москве в гостях у родственников, которые выращивали щенков немецких овчарок, а потом передавали их в школу служебного собаководства, где псов обучали разным специальностям: охране объектов, службе на границе, поиску мин. Девочка, всегда любившая животных, много возилась со щенками. Каково же было удивление Антонины, когда после призыва она оказалась в отряде, работавшем с собаками именно из этой школы. Правда, участь четвероногих была незавидной.

В войну школа служебного собаководства переориентировалась на подготовку собак-истребителей танков. Овчарок специально обучали бросаться под днище тяжёлой техники, не пугаясь при этом разрывов снарядов и звуков выстрелов.

На спину собаки крепили вьюк с несколькими килограммами тротила и чувствительным взрывателем-«антенной». Когда вражеские танки приближались к нашим позициям на 75-100 метров, вожатый выпускал собаку из окопа. Пёс, приученный находить пищу под работающим танковым двигателем, безбоязненно бросался под движущуюся машину. Когда он заползал под танк, взрыватель цеплялся за корпус, и мина взрывалась.

Собака, выводя из строя танк, естественно, погибала. Некоторых из них фашисты убивали из автоматов ещё до того, как они достигали цели.  Но попасть в бегущую собаку, учитывая узкий радиус стрельбы из танка, было очень трудно, тем более что передвигалась она гораздо быстрее, чем человек.

Антонине было очень жалко животных, обречённых на смерть. Но в условиях войны было не до рассуждений о гуманности. Девушка, всегда занятая при штабе, просто старалась обходить стороной тренировочную площадку, где готовили овчарок-подрывников.

Из подрывников - в сапёры

Антонина Митрофановна рассказывает, что их часть в составе 60-й армии участвовала в 1943 году в крупнейшем в истории танковом сражении на Курской дуге. В этой легендарной битве собаки-истребители танков показали себя блестяще.

- Наши четвероногие подрывники уничтожили 24 немецких танка «Тигр» и несколько самоходных установок, - вспоминает Антонина Митрофановна.

После боя из 200 обученных псов в живых осталось около половины. Ряды подрывников пополнили дворняги, собранные по курским деревням и сёлам. Их наскоро обучали и переводили в состав действующих бойцов, наряду с собаками, прошедшими школу служебного собаководства.

В октябре 1943 года подразделения собак - истребителей танков в Красной Армии были упразднены. Главным образом, в связи с увеличением количества противотанковой артиллерии. Кроме того, на содержание и тренировку собак тратилось много средств, а «промахнувшиеся» мимо вражеских танков собаки представляли уже опасность для собственных войск, и для их отстрела необходимо было привлекать штатных снайперов.

- После освобождения Курска наша часть получила новое направление, – рассказывает Антонина Стреднина. - Вместо подрыва танков стали обучать собак искать по запаху вражеские мины…

При отступлении фашисты, по словам Антонины Тимофеевны, минировали всё: дома, дороги, мосты… И тут на помощь сапёрам пришли четвероногие помощники, которые теперь, после выполнения задания, оставались живы.

Цензура солдатских писем

В 1944 году Антонина получила новое назначение - её перевели в отделение военной цензуры, где она должна была читать корреспонденцию, идущую с фронта и на фронт. Через руки девушки прошли тысячи писем, в том числе и личного характера. В задачу Антонины входило проверять, не разглашаются ли в посланиях секретные военные сведения. Всю «лишнюю» информацию в письмах цензоры тщательно вымарывали химическим карандашом, после чего ставили на конверте соответствующую печать и отправляли их по адресу. Если в письме было слишком много лишней информации, его изымали.

В должности контролёра Народного комиссариата госбезопасности Антонина побывала и на Украине, и в Польше, а Победу - 9 мая 1945 года - встретила в Чехословакии.

- В Чехословакии очень радовались советским войскам, - вспоминает женщина. - Нас хорошо встречали. В нашем отделении было полсотни девчонок. Однажды к нам пришли местные парикмахеры и бесплатно сделали всем нам причёски. Ещё местные жители угощали нас вином, приносили вкусные пирожные...

На борьбу с бендеровцами

Военная служба для Антонины не закончилась 1945 годом. Ещё два года она провела на Западной Украине, в городе Станиславе, нынешнем Ивано-Франковске. Там война продолжалась. Красная армия боролась с бендеровцами - последователями украинского националиста Степана Бендеры, которые прятались в густых карпатских лесах. Между двумя сторонами часто происходили кровавые стычки. Бендеровцы, по рассказу Антонины Митрофановны, не брезговали убийством местных жителей. Красноармейцы ловили подпольщиков, допрашивали их с пристрастием, а потом расстреливали в тюремных застенках. Всё это происходило на глазах Антонины, которой поручали вести протоколы допросов.

- Я, наверное, миллион тонн бумаги исписала, - рассказывает пенсионерка. – Весь военный архив в Станислове написан моей рукой.

Как вспоминает Антонина Митрофановна, с жёнами и детьми партизан тогда не церемонились - высылали их в лагеря, а дома сжигали.

Уволившись из армии в 1947 году, Антонина закончила пединститут и выучилась на педагога. Сначала она преподавала русский язык и литературу, затем немецкий язык, а потом стала учительнице начальных классов. Всю жизнь у неё дома жили и собаки, и кошки, которых женщина очень любит. Пенсионерка плохо видит и слышит, но всё равно переживает, когда ей пересказывают новости о событиях на Украине. При слове «бандеровцы» она болезненно морщится.

КСТАТИ

В мае 2011 года в Волгограде открыли единственный в России памятник собакам-подрывникам, оборонявшим Сталинград в годы Великой Отечественной Войны.

В ТЕМУ

Воронежский дрессировщик Дуров готовил тюленей-сапёров

Воронежский дрессировщик Владимир Дуров в 1915 году, во время Первой мировой войны, обратился в Генштаб морского флота с предложением создать отряд тюленей для поиска подводных мин. Был даже поставлен успешный эксперимент в Балаклавской бухте, в ходе которого 20 тюленей, прошедшие школу дрессировщика, находили под водой муляжи мин и помечали их буйками. В боевых условиях животных так и не удалось испытать, так как об эксперименте узнала немецкая разведка, и однажды все «ластоногие диверсанты» были отравлены вражеским лазутчиком.